Жестокий взрослый мир

Жестокий взрослый мир — история из жизни. Родители оберегали и лелеяли меня, словно цветок в горшке. Но жизнь все расставила по своим местам… Всегда считала, что моя родная сестра Дашка — жуткая зануда. Почему? Да потому что день и ночь «ботанила» над учебниками (чем, разумеется, гордились родители), «наш профессор» — называл Дашку папа. Сестра выучила три иностранных языка, с отличием окончила школу и университет и устроилась работать в крупную международную компанию.

Я? Просто золотце. Во всяком случае, именно такое прозвище получила от отца. Я — его любимица.
— Золотце мое! — нежно говорил папа, гладил меня по голове и протягивал несколько купюр на очередной девичий каприз. Родители никогда и ни в чем не отказывали мне. Впрочем, у них хватало на это средств. Отец владел компанией, которая делала и продавала мебель. Так что деньги в семье были.

Жестокий взрослый мир

Мне нравилось, что я могу покупать себе все что пожелаю: наряды, косметику, всякие безделушки… Дашка же почти не просила у родителей денег. Носила годами одни джинсы и, как всегда, читала книжки. А если ей что-то было нужно — могла заработать и сама. Еще в десятом классе сестра набирала в ученики малышню и преподавала ей английский. Учась в институте, брала переводы, писала контрольные и курсовые для однокурсников, подрабатывала переводчиком у бизнесменов, а на четвертом курсе начала составлять бизнес-планы, за что ей платили приличные деньги.
Если честно, я не понимала такого рвения Дарьи к самостоятельности. Отец — обеспеченный человек, и баловать своих дочерей ему было в радость. Но сестра упорно доказывала, что может заработать сама. «Глупо, — думала я. — Кому нужно ее упорство?» Согласитесь, ведь в старые времена дочку сначала обеспечивал отец, а затем она выходила замуж, и ее покровителем становился муж. Это правильно.
Женщина создана для любви, а не для работы… Женщина — это муза! Кстати, наша мама не работала. Точнее, она работала когда-то давно врачом в поликлинике, но когда папины дела пошли в гору — занялась домом и детьми…
Через два года после института Дашка купила себе квартиру. Немного помогли родители, но основную сумму сестре удалось собрать самой, за время учебы и за два года после нее. Международная компания платила Дарье нехилую зарплату.
— Ну, как дела, спрашивал отец каждый раз, когда она в выходной день приходила к нам на семейный обед. — Ты уже объяснила начальству основные законы экономики: — шутил родитель.
Дашка не обижалась, наоборот, довольно улыбалась, поправляла на носу очки и начинала вещать… Нет, я не завидовала сестре. Каждому свое. И потом, у меня и так все было. Но однажды за ужином…
— Куда решаем поступать после школы? — спросили у меня родители.
— Поступать? — я недовольно поморщилась. — Не знаю… Что-нибудь такое… Может, на архитектурный факультет или… на дизайнера пойти?
Родители дружно переглянулись. Признаюсь, обе специальности для меня звучали романтично. Только и всего.
— Архитектурный? — улыбнулся папа. — Очень смело, золотце. Очень. Ну, для начала необходимо тяготеть к черчению, и еще иметь представление об организации пространства, понимать пропорции… Ну, и так далее. Не уверен, что из тебя получится… что это твое.
— А дизайнер? — продолжала я.
— Дизайнер чего? — уточнила мама.
— Ландшафтов, одежды, интерьера?..
Я задумалась. На самом деле сама не знала, чего хочу. К сожалению, способностей к иностранным языкам, как у Дашки, у меня не было, к экономике — тем более. Я слышала, что юристы хорошо зарабатывают. Однако не представляла себя выступающей в суде или дающей консультации. Это так скучно.
Зачем мне вообще работать, разве нам не хватает денег? Папа словно прочитал мои мысли.
— Золотце, пойми правильно, дело не в деньгах. Просто ты должна окончить институт, получить профессию, чтобы быть в состоянии заработать… Вдруг со мной что-то случится… Понимаешь?
— Ладно, буду поступать на юрфак, — решительно заявила я родителям.
Мама с папой опять молча переглянулись и удовлетворенно улыбнулись. Похоже, на сей раз их младшая дочь приняла верное решение…
Папа подключил все свои связи и помог мне поступить на юридический факультет. Я не чувствовала в своей жизни особых перемен — отец так же продолжал давать мне деньги, разве что на учебе теперь окружали не родные учителя, всегда готовые пойти на уступки, а совершенно чужие люди, которые требовали от меня знаний.
— Я хочу снять квартиру — однажды вечером заявила я папе.
— Зачем, Инга? Тебе плохо с нами?
— Нет, хорошо… Но у нас в группе многие живут в арендованных квартирах. Па, ну неужели ты не понимаешь!
Это по-взрослому! Можно устраивать вечеринки, приглашать гостей… Отец, как всегда, пошел на уступки своему золотцу и снял квартиру. Не в центре города, но вполне приличную двушку, где я наконец собиралась зажить «по-взрослому». Я все больше привыкала к студенческой жизни, у меня появились новые друзья, а еще — Андрей, красивый парень из параллельной группы. Мы начали встречаться, и вскоре я поняла, что по-настоящему влюбилась…
—Так и сидишь у родителей на шее? — спросила Дашка, как-то приехав навестить меня. — Квартиру папа снял… Хорошо живешь, сестренка!
— Почему на шее? — возмутилась я. — Я студентка. Вот окончу институт…
— Ой, Инга, Инга… Ну, закончишь ты институт — и что? Ты еще не знаешь, какой жестокий взрослый мир. Ты хоть знаешь, чем отличается уголовное право от уголовно-процессуального? — с укором посмотрела из-под очков сестра.
— Не смотри на меня так, Дашка, я же еще учусь. И вообще, ты не экзаменатор, понятно?!
— Да, не экзаменатор, но ты совсем не занимаешься, не читаешь… Как же ты собираешься работать? А, ну да, папа будет спонсировать и дальше… Тебя и твоего драгоценного Андрюшечку… Последнее слово сестра произнесла с особой язвительностью.
— При чем тут Андрей? Ты что, завидуешь? — сердито спросила я.
— Завидую? — усмехнулась она. — Тебе? Нет, сочувствую! Ты ведь совершенно неприспособленная. Мало ли что, ты же… Боюсь, Андрей живет с тобой, пока у тебя папины деньги есть. Вот помянешь мое слово…
— Что вы заладили «мало ли что, мало ли что»! Папа тоже так говорит. И, между прочим, Андрей любит меня. «Вот зануда, вечно жизни меня учит, — подумала зло. — Надоело!»
Но это «мало ли что» все, же наступило, Оно, пришло не в одночасье. Накатывало постепенно, а затем… Жестокий взрослый мир. Сначала у папы начались небольшие трудности в бизнесе. Меньше заказов, меньше продаж. Поначалу это не особо отражалось на качестве нашей жизни и моей в частности. Но вскоре отец поменял свой огромный офис (купил более дешевое помещение) и продал два автомобиля из трех.
А потом обрушился пресловутый кризис, и заказов стало не просто мало, компания папы оказалась на грани банкротства. Разумеется, родители имели кое-какие сбережения, но если их не пополнять, денежные запасы имеют свойство уменьшаться и, в конце концов, заканчиваться…
— Золотце, наверное, тебе придется отказаться от квартиры и переехать назад домой. Прости, но в данном положении это слишком большие расходы. Когда все наладится, мы снова подумаем об этом…
Когда все наладится… Эх, ведь я так радовалась самостоятельной жизни! Но ничего не поделать, пришлось съехать из арендованной квартиры и снова поселиться у родителей.
— В субботу гуляем у тебя? — спросила меня подруга Вика из института.
Ну как признаться, что я больше не могу устраивать у себя вечеринки? Мне было стыдно сказать правду.
— В эту субботу не получится, Викусь. Папа решил сделать у меня ремонт.
— Ремонт? — удивилась она. — Но зачем он тебе? У тебя же классная квартира. Хозяева постарались перед сдачей…
— Да, но, видимо, отцу совсем бабки девать некуда. Сказал, необходимо переклеить обои, чтобы было светлее, — продолжала нагло лгать подруге.
— Ладно, соберемся в следующие выходные. За неделю, надеюсь, успеете? Я поняла, как влипла. На следующие выходные сказала, что поехала в гости к бабушке, потом — к сестре, потом — что заболела. Так изворачивалась два месяца. Затем пришлось признаться.
— Что, кризис ударил и по твоему старику? — спросила Виктория.
— И ничего не ударил, — сердито передернула плечами я. — Просто родители временно попросили меня переехать к ним… А потом обещали снять квартиру покруче… В центре.
Но, увы, папа больше не выполнял все прихоти своего золотца. Родители начали экономить. Трудно отвыкать от хорошей жизни! Теперь я не могла покупать обновки и косметику, и меня это злило. Кстати, сестра оказалась права: Андрей бросил меня, как только я перестала оплачивать наши походы по ночным клубам и дискотекам, делать ему дорогие подарки…
Между тем учеба подходила к концу, и Дашка все чаще намекала на то, что пора бы мне подыскивать работу. К тому времени фирма отца переживала агонию, и было ясно, что восстановится она нескоро, если вообще восстановится…
И сестра нашла мне работу — помощником юриста в одной небольшой компании. Но все не задалось с первого, же рабочего дня.
— Инга, составьте исковое заявление, если что-то не получится — я подправлю, — отдал распоряжение шеф и куда-то уехал.
А я понятия не имела, как это делать. Конечно, в институте нас учили, но… Одним словом, меня охватила жутчайшая паника. Прошло три часа, начальник вернулся в офис.
— Ну, как успехи? — Игорь Егорович посмотрел на монитор компьютера, затем на меня. — Инга, а где исковое?
— Я не успела… Сначала завис компьютер, а потом были телефонные звонки, посетители, и я… не успела.
— Не успели написать страницу текста за… — он посмотрел на часы, — три с половиной часа?! Имея под рукой образцы и исходную информацию? Вы меня удивили! Точнее, огорчили.
Было видно, что он очень недоволен. Проработала я там недолго. Неделю. Но не расстроилась. Скорее, меня это взбесило. Ну почему я должна работать? Почему?! Пусть Дашка работает, у нее… очки на носу! Когда сестра узнала, что меня уволили, разозлилась.
— Бестолочь! Вот что с тобой делать? Как ты жить собираешься?!
— Ничего не делать! — закричала я в ответ. — Я замуж выйду! За крутого! Сами работайте!
Но вскоре произошло то, что окончательно изменило нашу жизнь. Отца разбил инсульт. Он слег. Остатки сбережений уходили на его лечение, и тут я поняла, что такое черная полоса и жестокий взрослый мир. Мы экономили на всем, и я впервые сама задумалась о трудоустройстве. Мама не могла пойти на работу, постоянно находилась рядом с отцом.
— Не представляю, как оставить его на сиделку… — плакала она. — Никто не позаботиться о папе лучше меня, — повторяла постоянно.
Каждый день я ходила на собеседования, но на работу не брали. «У вас нет опыта», «вы не знаете иностранных языков», «у вас немотивированный внешний вид» — как попугаи, повторяли потенциальные работодатели. Ладно, насчет опыта и языков я согласна. Но «немотивированный внешний вид»! Мне что в наряде Гавроша приходить на собеседования, чтобы эти ослы поверили: мне позарез нужна работа?!
К счастью, нам помогала деньгами Даша, хотя мама запрещала ей это делать: «Доченька, у тебя своя жизнь, мы как-то выкрутимся. Вот Инга скоро на работу пойдет… — она с надеждой смотрела в мою сторону. — Да и кое-что еще осталось из сбережений. А если что, можно папину машину продать. Найдем выход…»
Это был ужасный период. И Дашка, как всегда, была права, я оказалась совершенно неприспособленной. Ничего не умела делать. Кроме как тратить папины деньги. Ничего. Вскоре мама все же продала машину, шубу и кое-что из своих ювелирных украшений. Но почти все деньги уходили на лекарства и реабилитологов для папы. Радовало одно: ему становилось лучше. Постепенно папа начал делать по нескольку шагов, потом еще и еще. Потом у него восстановилась речь. Но мы все понимали, что прежним он уже не будет. И уж точно не сможет работать…
В конце концов, мне все-таки удалось найти работу. Консультантом в небольшом бутике женского белья. Платили мало, но это лучше, чем ничего.
— Инга, не будь такой хмурой! — упрекала меня начальница. — Улыбайся! Иначе распугаешь всех клиенток.
Я старалась, как могла. Потерять работу будет полным крахом. Но попробуй улыбаться, работая без выходных! К концу рабочего дня гудели ноги, и отваливалась спина. О какой улыбке могла идти речь? Домой бы доползти…
Однажды в магазинчик пришла Дашка, она прихватила трех своих подруг, и девчонки сделали нам неплохой выторг. Мы не подали виду, что знаем друг друга. Шефиня похвалила меня и вручила премию. Затем сестра привела в магазин двух своих друзей-парней, чтобы те купили подарки для жен. Таким образом, Дашка здорово помогала мне. Конкуренция большая, магазинов женского белья — пруд пруди, а тут столько клиентов сразу. Вероника (начальница) сияла от радости.
— Молодец, Инга, умеешь товар предложить. А поначалу такая вялая была. Безынициативная. Скажу честно, я даже думала тебя уволить.
Так я вошла во взрослую жизнь.
— Золотце, я горжусь тобой, — сказал однажды отец. — Мама рассказала, что ты делаешь на работе успехи.
Мне было приятно и стыдно одновременно. Приятно — потому что папа хвалил, а стыдно… Я ведь юрист, а продаю трусы, и все потому, что абсолютно не разбираюсь в юриспруденции. Вечерами, после работы, я стала почитывать законы и штудировать учебники. Не буду же до старости лет делать выторг в бутике Вероники. А еще пошла на курсы английского. Ведь, как говорит Дашка: «Кто не знает чужих языков, не знает ничего о своем».
Вообще-то это не она сказала, а Гете, но я с ними обоими согласна… Прошел год, и я, осмелев, начала рассылать резюме в юридические компании. Вскоре одна из них пригласила меня на собеседование…
Как мы живем сегодня? Неплохо. Дарья вышла замуж и родила дочку. Папа окреп и подумывает открыть бизнес через Интернет, но мама против. Считает, что он должен беречь себя и больше отдыхать. Мол, дети выросли и могут сами о себе позаботиться, а им хватает и того, что есть. Продав последнюю папину машину, мама положила часть денег на банковский счет, и теперь родители получают проценты. Я работаю юристом в одной фирме, зарабатываю немного, но мне достаточно. Иногда даже помогаю родителям.
Хочу, чтобы знали: их золотце выросло и благодарно за все, что они сделали.
Жестокий взрослый мир
Жестокий взрослый мир

  Понравилась статья? Поделись с друзьями в соц.сетях:
.
Вам так же будет интересно:

  • ;-)
  • :|
  • :x
  • :twisted:
  • :smile:
  • :shock:
  • :sad:
  • :roll:
  • :razz:
  • :oops:
  • :o
  • :mrgreen:
  • :lol:
  • :idea:
  • :grin:
  • :evil:
  • :cry:
  • :cool:
  • :arrow:
  • :???:

Лекарственные растения.